Студенческие байки

  Вход на форум   логин       пароль   Забыли пароль? Регистрация
On-line:    

Раздел: 
Из МИСИ в МГСУ и обратно! / Бред Сивой Кобылы / Студенческие байки

Страницы: << Prev 1 2 3 4 5 6 7  ...... 21 22 23 24 Next>> ответить новая тема

Автор Сообщение

Спициалист-на*
Группа: Модераторы
Сообщений: 8549
Добавлено: 25-11-2007 16:24
Как правило студенческая молва преукрашивает свои подвиги. Учась на первом курсе родного МИСИ я как-то раз совершил подобную-же ошибку. Был у нас преподаватель по физике славившийся своей жесткостью - Тарасов Орест Александрович. Кажется жив он и до сих пор. Кстати говоря был у него сынок с нами учился, но на другом факультете - редкий ра$3.14здяй, но это отдельная история...
На экзамен к Оресту у нас в группе никто не хотел идти первым - дрючил он очень конкретно. Я полагал что физику знаю, весь объем теории первого курса я знал и без подготовки. А что не знал наизусть - мог вывести. Пошел первым - закрывать амбразуру.

Вот он мне и говорит, выдавая билет:
- Когда группа не идет ко мне сдавать вовремя, то е сть к началу собственно экзамена - значит группа ничего не знает...
А я дурак возьми да ляпни
- А я тоже знаю что ничего не знаю...
Орест вылупляется на меня и говорит:
- А чего-же вы пришли...
А меня несет дальше:
- Это не я сказал говорю - Сенека...
В общем через [i]пять часов [/i] я вышел с экзамена в полной уверенности что физики я не знаю, но с Хор-ом в зачетке... Сопровождаемый словами Ореста:
- А говорили что ничего не знаете...

PS.В следующем семестре "Отлично" он поставил мне не глядя в билет и ничего не спрашивая...

Спициалист-на*
Группа: Модераторы
Сообщений: 8549
Добавлено: 25-11-2007 17:00
Давно хотел рассказать, только вчера этого человека встретил, напомнилось.
А человек этот – наш преподаватель по праву. Уникум, заставивший всех гордится званием гражданина. Но по-порядочку. Уважаемый Л. в свое время служил в КГБ (непроверенные данные), а затем в прокуратуре (проверенные). В 90-е ушел из органов и стал преподавать у нас.
Зная его принципиальность, на пары к нему ходили все, даже самые отмороженные. На втором занятии он объявил: “Уважаемые, кто-то из вашей группы на первом занятии написал на парте [Всех можно купить]. Так вот, слушай сюда, тварь – попробуй меня купить.” Затем провел вторую и последнюю перекличку в семестре – он всех запомнил (50 человек!!!) В конце семестра Л. выдал: “Я вычислил кто это написал, это Вы,-” и указал пальцем на местного “мажорчика”. Надо сказать он угадал, ибо написанное было лозунгом типочка. Дальше настал экзамен. Мажорчик на него не явился, однако в коридоре перед кабинетом Л., где мы все были выстроены в очереди, появился полковник милиции. По физиономии все догадались, чей он папа и зачем пришел.)) Нагло растолкав нас, зашел к Л. … Небыло его около 20 секунд.. он появился весь пунцовый и начал в коридоре ЗАПРАВЛЯТЬСЯ и ЗАСТЕГИВАТЬ ПУГОВИЦЫ!!! Затем снова зашел. Примерно 5 минут мы слышали ровный, спокойный и уверенный голос Л. Затем открылась дверь, и от туда СТРОЕВЫМ ШАГОМ, вытягивая носок и поднося руки чуть не к подбородку вышел полковник милиции. Затем высунулся Л. Проследил, как МАРШИРУЮЩИЙ полкан скрывается за поворотом коридора, и также спокойно: “следующий”. Кто-то сзади робко спросил: “А что Вы ему сказали?”. Л. на удивление ответил нам: “Я ему вкратце объяснил то, что рассказывал Вам всем целый семестр – что жить надо так, чтоб ты мог спокойно и уверенно смотреть в глаза не только ЛЮБОМУ человеку, но и Богу с дьяволом”.
Мажорчик все выучил в итоге и сдал самостоятельно. Здорово, что ТАКИЕ люди еще существуют на земле!!!

Ангел Хаоса
Группа: Участники
Сообщений: 6005
Добавлено: 02-12-2007 03:20
Вспомнилось почему-то…
НВП, военрук…
Нынешние школьники уже наверно и не знают, что за дивное создание школьный военрук. А это же песня!

Молодцеватой, слегка пошатывающейся походкой в класс входит боровичок преклонного возраста с красным носом, в форме с погонами подполковника и общевойсковыми эмблемами в петлицах (из-за внешнего вида этих эмблем – венок, видимо, лавровых листьев, в центре которого располагается звезда – в офицерской среде их принято было называть «сижу в кустах и жду звезду»).
Подполковник слегка глух, слегка пьян и серьезно туп – настоящий офицер старой закалки. Зовут его в школе добродушно – Полкан. Первый урок он начинает каждый раз вот уже лет десять с одного и того же – вводной лекции о тяготах и лишениях воинской службы. Почти церемониальным шагом он направляется от двери к столу. По пути он (вот уже десять лет – традиция школы) поскальзывается на подброшенной добрыми учениками тряпке, но удерживается на ногах благодаря отданной самому себе команде «Отставить!»

- Здравствуйте, товарищи бойцы … Отставить! Ученики! Я Ваш командир… Отставить! Военрук подполковник Степченко. Приветствовать меня необходимо общим построением у доски с отдачей команды «равняйсьсмирно». При этом стоящие в строю должны видеть грудь каждого третьего… Отставить ржание! Ржать будете согласно приказу министра обороны, если таковой последует. Кто сказал «каждой третьей поставим девчонку»? Для Вас главным должно быть осознание того, что Вы в первую очередь будущие солдаты и только потом уже всякие половые принадлежности. Отставить ржание! Вольно!

Полкан прохаживается по классу, заложив руки за спину и распространяя вокруг себя стойкий запах перегара. О недавнем возлиянии свидетельствует и широкое масляное пятно на лацкане его кителя по форме напоминающее шпротину. Он подходит к столу и продолжает.

- Сегодня мы…ик… Отставить! Вкратце о себе. Я досрочно уволен в запас и прибыл в расположение этой школы из гвардейской №-ской дивизии, где, как известно, дураков не держат. Отставить ржание! Предмет наш называется НВП, почему-потому-что это ОПС – общепринятое сокращение – то есть начальная военная подготовка. Доступно? Кто сказал «тупно»? Отставить шуточки! Если Вам не нравится схема моего обучения я применю более другую – «упал-отжался». Ха! Ха! Ха! Шутка. Отставить ржание! Я как офицер советской армии для быстроты изложения буду использовать на своих уроках ОПС, а также МПС – мною применимые сокращения. Сегодня у нас ВУР, что означает вводный урок. На ВУР я расскажу Вам, в первую очередь, о том, что такое воинская дисциплина и армейский порядок. Для этого приведу красочный ПИЗЖА (пример из жизни армейца). Отставить ржание! Итак, представьте себе, ХЗД …

- Товарищ подполковник, что такое ХЗ мы догадываемся, - оживляются задние парты, - А вот, что такое Д?

- Товарищ ученик, разъясняю, когда курсант… Отставить! Ученик хочет задать вопрос старшему по званию, он обязан поднять согнутую в локтевом суставе руку и держать ее перпендикулярно горизонтальной поверхности крышки учебного стола. При этом все имеющиеся на руке пальцы должны быть сомкнуты как во время отдания чести. Далее, он должен встать и покраснеть, после чего произнести УФОСПЗ (установленную форму обращения к старшему по званию) «разрешите обратиться». После получения УФОСПЗМПЗ (установленной формы ответа старшего по званию младшему по званию) «обращайтесь», ученик должен громким голосом в краткой форме изложить интересующий его вопрос. Почему-потому-что в армии все должно быть четко, ясно, строго и единообразно. Отвечаю на вопрос. ХЗД – холодным зимним днем. Доступно? Разрешите продолжать? Понял-есть. Итак, ХЗД ВПСИС ч/з КПП ВЧ СШ с ВЛС в составе МК ПХ следуют в БПК для прохождения СГМ.

- Чив-о-о? – хлопает ресницами девочка-отличница.
- Фамилия, звание!!! – рявкает Полкан и тут же командует себе – Отставить! Кто взводный… Отставить! Староста класса? Почему боец… Отставить! Почему ученик у Вас не стрижен? На ушах висит!

- Я староста, товарищ подполковник, а что такое на ушах висеть?

- Товарищ староста, если Вы дурак, то так и докладывайте. На ушах висят волосы! Это есть нарушение формы и воинской дисциплины! В армии ничего не должно торчать и выступать не по уставу! Все что торчит и выступает должно быть коротко подстрижено. Природные проявления – должны быть скошены, остальное – покрашено или засыпано желтым песком.

- Так она же девочка!

- Товарищ староста, что я, по-вашему, не разбираюсь ПИСАХ человека? Отставить ржание! ПИСАХ – это первичные идентификационно-сравнительные анатомические характеристики. Девочке положены косы и банты, по возможности защитной расцветки!

- Так у нее модная стрижка! Каре.

- Товарищ староста, каре – есть особенное построение личного состава, принятое в ряде армий зарубежных стран и Царской России. Прически с таким названием быть не может! Отставить ржание. У меня на уроке мальчик должен быть мальчиком, девочка – девочкой. Это после школы Вы можете расслабиться. Я тут слышал про каких-то там голубых или розовых, так вот, Вы должны твердо усвоить, что в армии есть только один цвет – цвет хаки! Отставить глупые улыбки! Воин Советской Армии обязан иметь не глупое, а молодцоватое выражение лица!

- Итак, повторяю ХЗД (холодным зимним днем) ВПСИС (Ваш покорный слуга и сослуживцы) ч/з (через) КПП (контрольно-пропускной пункт) ВЧ (военной части) СШ (строевым шагом) с ВЛС (вверенным личным составом) в составе МК (маршевой колонны) ПХ (пешим ходом) следуют в БПК (банно-прачечный комбинат) для прохождения СГМ (санитарно-гигиенических мероприятий). Я, как и все примерные офицеры, выходя за пределы ВЧ, оглядываю себя в зеркало с целью соблюдения так называемой мною ПОНОСА (правильности одежды носимой офицерами Советской Армии). Ну, как водится – два пальца к виску, два пальца к правой брови и ладонь ребром к носу, чтоб пальцами кокарду на шапке почувствовать. Во-о-т, делаю первый шаг с крыльца КПП, а там ЛП (ледяное покрытие). И я к-а-а-ак пи… Отставить! Как приму горизонтальное положение на спине! Как ударюсь головой о ступеньку! Лежу и чувствую себя очень плохо. Почему-потому-что шапка у меня с головы слетела, а это форменное нарушение формы одежды. Какой же я после этого советский офицер, думаю, если шапки на мне нет. Лежит, понимаешь, целый подполковник по форме и без головного убора! Ведь все наши беды, в первую очередь, из-за мелочей. Из-за того, например, что у некоторых верхняя пуговица расстегнута или сапоги грязные. А сапоги у солдата должны всегда сиять как у кота яй… Отставить! Это я к чему? А! Да! Это я к тому, что у солдата в любой ситуации первая мысль должна быть о Родине, а вторая – о соответствии форменного обмундирования предъявляемым к нему требованиям. Потому как в армии, прежде всего порядок и дисциплина! Ну, после этого меня бойцы в САМ (санитарный автомобиль) погрузили и в госпиталь повезли – по причине ЛРГ (легкого ранения головы). А в госпитале тогда, как назло был ВЫПИСДЕНЬ… Отставить ржание и глупое скаленье зубов! Как известно, в лечебных заведениях существуют: ЗАПИСДЕНЬ (день записи поступивших на излечение больных) и ВЫПИСДЕНЬ (день выписки излеченных больных). В связи с тем, что между этими днями лечение военнослужащих не проводится я был вынужден был доложить о случившемся со мной начальнику госпиталя. Так, мол и так, разрешите доложить, ХЗД ВПСИС ч/з КПП ВЧ СШ с ВЛС в составе МК ПХ следовал в БПК для прохождения СГМ, но по причине ЛП при проверке ПОНОСА получил ЛРГ, а у Вас тут ВЫПИСДЕНЬ. А это я к чему? А! Это я к тому, что рапорт в армии должен быть максимально кратким и сжатым! Но не и это главное. Главное, что Вы должны усвоить на моих занятиях укладывается в двух лозунгах, которые Вы можете видеть на стене класса: «Кто смерти не несет врагу, тот перед Родиной в долгу» и «Силы набирайся у земли-матери, а ума у Коммунистической партии»…

- Товарищ подполковник, звонок уже был. У нас контрольная по алгебре.

- Понял-есть! Отщепенцы, уклонисты, предатели и девочки, вольно, разойдись! Остальным ставлю боевую задачу – для оформления кабинета НВП необходимо изготовить красочные стенды. Прикрытие перед математиком гарантирую лично…

Когда слушаешь выступления нашего нынешнего директората, невольно вспоминаешь Полкана. Правда этого все же турнули до срока выслуги…
Странная аналогия…

Суперфлеймер
Группа: Участники
Сообщений: 2255
Добавлено: 04-12-2007 00:51
Вспоминается одна история времен моей студенческой жизни. В нашей группе
был один тормоз (назовем его Димой, парень сильно не блистал умом) и его
естесственно постоянно подкалывали остальные. Про один из приколов и
хочу рассказать. Наши умники ничего не придумали кроме как написать
громадными буквами на листе А4 слово "ТОРМОЗ" и отправить это Диме домой
в письме. В предвкушении чего-то интересного в начале следующего дня
собралась вся группа встречать Диму. Дима пришел очень задумчивый и
удрученный. На вопрос что случилось он ответил:
- Письмо прошло какое-то странное.
- А чего в нем странного?
- Да там слово какое-то непонятное (пишу буквами) "тормо три" :-))))
До сих пор кому рассказываю все удивляются тому как он доучился. :-))))

Суперфлеймер
Группа: Участники
Сообщений: 2255
Добавлено: 04-12-2007 00:56
Историю рассказал коллега, мне она так понравилась, что решил поделиться.
Итак – военная кафедра, студент что-то отрабатывающий, офицер дающий
задание и фронт работ. В общем-то, ситуация стандартная, многие учившиеся
на военке ее знают. И в данной композиции фронт работ был смешным –
обтянуть заново дерматином три стула. Делов-то на полчаса, собственно
студент за полчаса и выполнил поставленную задачу. И все было бы ничего,
если бы не особенность дерматина – он был полосатым, а студент был
раздолбаем. И получилось, что два стула имели полоски вдоль, а один
поперек. Придя принять работу, офицер, увидев три стула стоявших в ряд
вдоль стеночки ближе к углу, не проявил благодарности, более того, видя
столь вопиющее безобразие, он начал багроветь. Студент заметался. Ему уж
точно не хотелось наблюдать инсульт у своего начальства, и он принял
гениальное решение. Выбивавшийся из благолепной картины стул моментально
был развернут на девяносто градусов, к угловой стенке, и картина
полосатости была приведена таким образом в соответствии с эстетическими
требованиями заказчика. Кровь оттекла от лица офицера, морщины на его
лице разгладились, и он, гаркнув "Молодец", вышел из кабинета.

Суперфлеймер
Группа: Участники
Сообщений: 2255
Добавлено: 04-12-2007 01:01
Было это в декабре 2005г. Я учися тогда в универе. Дело подходило к
сдаче курсовых по "машинам и аппаратам". Один мой приятель-однокурсник
попросил меня помочь ему с чертежами, то бишь начертить один лист А1,
т.к. сам не успевал. Я конечно взялся помочь чуваку.
Чертил я на компьютере, хуле - 21-й век как-никак. И вот я, на второй
день закончив чертить его чертеж, решил чуть-чуть приколоться над ним.
Над рамкой формата написал здоровым 48-м шрифтом: "Аффтор ЖЖот! Чертил
сам, бля буду! Хочу пять!" Но написал я это БЕЛЫМ цветом шрифта, и на
белом поле чертежа не видно. Я решил так: вот он придет распечатывать
формат в Центр печати, отдаст дискету. А открыв ее и нажав
предварительный просмотр служащий увидит эту надпись, а там работают
молодые парни - все поржут, ну а надпись потом удалят.
Но получилось иначе :) Мой приятель должен был срочно показать чертеж
преподу. Он мне это не сказал, взял дискету, пришел с ней к преподу. Тот
ему говорит, мол мне легче смотреть на бумаге, давай выведем на маленький
формат А4. Открывает чертеж, жмет предварительный просмотр и..."Аффтор
ЖЖот! Чертил сам, бля буду! Хочу пять!"
Но закончилось все нормально, препод был молодой понимающий и... как ни
странно поставил ему пять.

Суперфлеймер
Группа: Участники
Сообщений: 2255
Добавлено: 04-12-2007 01:25
Довелось поприсутствовать на экзамене по истории на первом курсе одного
провиницального гуманитарного ВУЗа. В группе 34 человека; примерно
половина, взяв билеты и выдавив несколько несвязных фраз сразу
взмолилась о пощаде и была изгнана на переэкзаменовку. Человек семь
отвечали на твердую четверку и одна девушка уверенно оттарабанила на
пять. Оставшиеся изо всех сил боролись за трояк и вот как выглядели их
ответы;
"- Дмитрий Донской отказался платить татарам дань, а когда те пошли на
Русь, замочил всех на Куликовом поле" (отвечал парень)
"- Иван Грозный был очень строгим царем, и если бояре не ходили в Думу,
он сажал их на кол и скармливал опричникам." (девушка)
"-Петр Первый победил шведов и дубиной прорубил окно в Европу" (парень)
"- Екатерина Великая была очень умная женшина, она имела много
любовников. Но самый главный - одноглазый князь Потемкин!" (как ни
странно, тоже парень!)
"- Александр Второй отпустил на волю крепостных, потому что они плохо
работали и не приносили дохода государству..." (парень)
"-Ленин сделал революцию и разрешил купцам наживаться - НЭП, а Сталин
запретил НЭП и разгромил немецко-фашистских террористов. Ну, то есть
Ленин как Ельцин, а Сталин как Путин..." (а это девушка)
Кстати, у меня сложилось впечатление, что ответы не были продиктованы
тупостью. Скорее глубоким безразличием к истории Отечества...
Отпустили всех с миром (в смысле с трояками).

Ангел Хаоса
Группа: Участники
Сообщений: 6005
Добавлено: 05-12-2007 19:00
Honor System


Однажды, когда НЕ я преподавал в Принстонском Университете, я получил электронное письмо от студента последнего года обучения C:

Уважаемый kdv2005:

мы получили сообщение, что на вашем экзамене был нарушен Кодекс Чести. Можно ли с вами встретиться, чтобы обсудить это происшествие?

Искренне ваш, C
председатель Студенческого Комитета Чести.

Это означало, что кто-то на моем экзамене списывал. Точнее, что кто-то написал в Комитет Чести обвиняя своего одногруппника в списывании. Я не очень хорошо был знаком с правилами, и не знал, чем именно грозит нарушение кодекса чести, но понимал, что у одного из моих студентов могут быть неприятности, и постарался разузнать об этой системе побольше.

В некоторых школах и колледжах США со списыванием борются с помощью кодекса чести -- Honor system. Есть такая система и в Принстонском университете. До ее принятия принстонские студенты списывали на экзаменах поголовно. Не дающие списывать подвергались остракизму и становились жертвами совсем не безобидных проделок со стороны остальных студентов. Со своей стороны, профессоры пытались пресечь списывание и подсказки, расхаживая во время экзамена по аудитории и отбирая шпаргалки. Со временем размах списывания стал столь велик, что университет начал приглашать полицию для поддержания порядка на экзаменах. Сложившееся положение дел фактически обесценивало образование и не устраивало ни профессуру, ни студентов. В 1893 студенты предложили ввести в университете кодекс чести. Каждый из них письменно присягал:

I pledge my honor as a gentleman that, during this examination, I have neither given nor received aid.
Клянусь честью джентльмена, что во время этого экзамена я никому не помогал и мне никто не помогал. (вольный перевод мой, kdv2005).

В обмен на свое обещание они потребовали, чтобы никакой полиции на экзаменах не было. Более того, они вызвались сами следить за тем, чтобы никто не списывал, и предложили проводить экзамены вообще без посторонних, даже без преподавателей. Университет на собрании профессоров принял их предложение, и с тех пор экзамены в Принстоне только так и проходят.

За столетнее существование сама система почти не изменилась, лишь из клятвы исчезло упоминание о джентельменах, вскоре после того, как университет стал принимать учиться и женщин (1969). Единственный конфликт, связанный с самой системой возник лишь вскоре после ее принятия, когда все, избравшие своей специализацией английский язык, отказались ее подписать, требуя заменить в клятве слово "honor" на "honour". Тогда же отличились и математики, предложив обозначить всю клятву греческой буквой (кажется, "ипсилон") и вместо текста клятвы писать &#965; с подписью.

Когда я впервые услышал об этой системе, я восхитился ее красотой и благородством. Приятно было, что она взывает к лучшим чувствам человека. Я захотел узнать о ней побольше и стал расспрашивать всех подряд. В частности, меня интересовало, насколько она эффективна, ведь кроме честного слова студента от жульничества ничего не удерживает. Однако, я ошибся. Утверждение, что студенты сами заботятся о поддержании порядка означало не только, что они сами не списывают, но и что они следят за тем, чтобы никто не списывал, в частности, они обязаны о каждом замеченном ими случае сообщить в дисциплинарный комитет, называемый Студенческим Комитетом Чести (Undergraduate Honor Committee). Этот комитет состоит только из студентов, которые туда могут быть только избраны. Комитет рассматривает каждое дело о жульничестве, устанавливая степень виновности каждого участника, после чего рекомендует администрации, как именно наказать нарушителя кодекса. Решение комитета не может отменить даже президент университета, президент может лишь вернуть дело на повторное рассмотрение, если тот считает, что оно было рассмотрено недостаточно внимательно. Председатель комитета C сказал мне, что по его сведениям возврат на повторное рассмотрение случался всего лишь дважды за всю историю системы.

Я спросил C, неужели студенты действительно доносят на тех, кто списывал? Да, сказал он, мы относимся к этому очень серьезно. Каждый студент при поступлении в университет дает письменное обязательство всегда соблюдать кодекс чести, не жульничать и сообщать обо всех замеченных случаях жульничества. Не подписав такого обязательства студентом стать нельзя. Кроме того, дисциплинарный комитет встречается перед началом учебного года и рассказывает им о духе системы. Тем же, кто сомневается или не хочет доносить о списывании, мы объясняем, что когда в 1893 году студенты брали на себя ответственность за честное поведение на экзаменов, они подразумевали, что ответственность каждого перед коллективом должна быть выше любых сомнений о том, можно ли доносить на товарища. В качестве примера того, насколько серьезно студенты относятся к соблюдению кодекса чести, C рассказал мне о курьезном деле, которое комитету пришлось рассмотреть в прошлом году. Во время традиционной встречи выпускников, три выпускника 1946 года, сидя в ресторане, вспоминали былое. И один из них, расчувствовавшись, рассказал, как он, страшно боясь провалить один из экзаменов, изобрел способ на нем списать, чем и спасся. Через две недели в Комитет Чести пришло письмо, в котором один из трех участников застолья сообщал о нарушении Кодекса Чести, состоявшемся более 50-ти лет назад.

В назначенный день ко мне в кабинет пришли два студента -- члена комитета и сказали, что они проводят предварительное расследование и попросили показать работы тех, кто писал экзамен в тот день. Их интересовали работы студентов из принесенного ими небольшого списка. Мы посмотрели их вместе и я указал им на места, свидетельствующие о том, что человек писал экзамен самостоятельно, и объяснил, почему так думаю. В результате с большей части списка подозрение было снято, и осталось лишь три работы. Они попросили позволения снять с этих работ копии и ушли, сказав мне напоследок, что имя одного из трех студентов (я буду звать его Джим) оставшихся работ, есть и в письме, из-за которого начато дело.

Через пару дней ко мне пришел еще один студент из Комитета Чести, и сказал, что предварительное расследование закончено и дело передано в Комитет, где и будет рассмотрено на ближайшем заседании. Ему поручено защищать Джима. Я показал защитнику все, что видели два предыдущих студента, и рассказал ему, почему мне кажется, что остальные вне подозрений. В конце встречи я поинтересовался у защитника, много ли им приходится рассматривать дел и что ждет Джима в наихудшем и наилучшем случаях. Он ответил, что комитет каждый год рассматривает 10-15 дел (на 4500 студентов). Если Джим будет признан виновным в списывании, комитет может его рекомендовать к временному исключению на год, или на два, к исключению с правом восстановления, а в худшем случае -- к исключению навечно (без права восстановления и без права повторного поступления). Я занервничал и спросил, есть ли более гуманные формы наказания. Оказывается, конституцией они не предусмотрены, и комитет вынужден прибегать к временному отчислению на год как к самому слабому наказанию. Я спросил, могу ли я выступить на заседании комитета в защиту Джима. Защитник ответил, что, конечно да, и более того, мое присутствие крайне желательно и он бы очень меня просил там быть. Я пообещал, что обязательно приду.

Вскоре я получил приглашение прийти на заседание комитета. В приглашении была просьба прийти вовремя, но не раньше, поскольку до этого Комитет будет опрашивать свидетелей и хотел бы сохранить их имена в тайне. Видимо опрос свидетелей затянулся, а может быть, сам комитет недостаточно бережно отнесся к сохранению их личностей в тайне, но придя на заседание я встретился в коридоре со студенткой из моего класса, и, заметив испуг в ее глазах, подумал, что автором письма могла быть и она. Позднее в ходе заседания выяснилось, что свидетель у комитета был один.

По форме заседание комитета напоминало заседание трибунала или комитета комсомола за круглым столом. Джима не было. После взаимных представлений выступил обвинитель, изложив факты, и защитник, пытавшийся их объяснить. После этого и тот и другой попросили подтвердить или опровергнуть их слова. К тому времени вопрос о списывании стал конкретным -- на столе лежали две работы, Джима и еще одного студента, и нужно было ответить на вопрос, списал ли Джим хоть что-нибудь из работы этого студента. Все остальные возможности, в том числе, что не Джим списывал, а у него списывали, не выдержали проверки и были отброшены. В этих двух работах действительно было много сходного, члены Комитета видели это сами, вне зависимости от их математической подготовки. Вопрос был лишь в том, являлось ли это сходство случайным или результатом списывания. Сам я считал, что такие совпадения могли быть случайными, ведь студенты учились в одном классе, у одного преподавателя, и не удивительно, что они решают задачи одними и теми же приемами, применяя их в одной и той же последовательности. Я разобрал с ними решение каждой задачи, объясняя, почему, на мой взгляд, имеющееся сходство недостаточно, чтобы принять гипотезу о списывании. Я рассказал им и о нескольких характерных признаках списывания, которых в работах не было. О том, как списывая второпях, копируют и чужие ошибки, а здесь у каждого ошибки свои. Для меня вопрос был ясен -- явных следов списывания нет, и значит доказать ничего нельзя. В таком случае преподаватель всегда решает в пользу студента.

Я ошибся. Несмотря на соблюдение правил формальной судебной процедуры, комитет не пользовался главным правилом -- презумпцией невиновности, и поэтому мои доводы казались им недостаточными и неубедительными. Обвинитель увидел, что в работе Джима, некоторые решения были стерты и поверх них написаны новые. На имевшихся у членов Комитета копиях следы стертого видны не были, но на оригинале оттиск карандаша был хорошо заметен. Обвинитель оживился и попытался использовать этот факт как новую улику. Я отказался ее обсуждать, сказав, что написать и стереть можно все что угодно. Раз стерто, то этого просто не было, и мы исходим только из того, что есть. К их чести, остальные члены Комитета со мной согласились.

Мы разговаривали уже почти два часа, когда в комнату вошел Джим. Ему предоставлялась возможность защититься. Возможно, от страха, а возможно от отчаяния, Джим повел себя агрессивно, стал утверждать, что он ничего не списывал, и почти сразу же заявил, что Комитет ничего не сможет доказать. Сгоряча он добавил, что и мои слова ничего не доказывают, видимо предполагая, что я выступал на стороне его обвинителей. У меня сложилось впечатление, что этим он восстановил членов Комитета против себя. Разговор после этого быстро закончился и уходя я попросил сообщить мне о решении Комитета.

Я стараюсь рассказывать об этом непредвзято, но признаюсь, что мне было нехорошо, потому что уж очень была узнаваема была атмосфера расследования и спокойная уверенность членов Комитета, что в свои неполные двадцать лет они вправе судить своих товарищей и решать их судьбу.
Меня тревожило подозрение, что в их глазах Джим был виновен еще до того, как они его увидели и узнали все подробности этой истории. Пытаясь повлиять на их решение, я изложил еще раз все свои доводы и отправил письмо Комитету с просьбой рассмотреть их еще раз. Через неделю Джим был признан виновным в списывании и Комитет рекомендовал исключить его на год из университета. Президент приняла их рекомендацию.

Когда я спросил одного членов комитета, почему они решили, что Джим списывал, один из них сказал: "Он недостаточно горячо это отрицал. Невиновный человек начал бы негодовать сразу".

Есть еще одно обстоятельство. Во время преподавания я обычно объясняю студентам, что не вижу необходимости наказывать их за ошибки, сделанные в процессе обучения, ведь важен конечный результат, а не путь, которым они к нему пришли. Поэтому каждый, кто напишет экзамен на A получит и итоговую оценку за курс A. Ну а те, кто не смог отличиться на экзамене, получат оценку по совокупности всей работы в течение семестра, и, может быть, проявленное прилежание поможет им улучшить итоговую оценку. Джим в течение семестра не блистал, и мог рассчитывать лишь на C. Поэтому когда я объяснил этот принцип в его классе, он мог увидеть в нем возможность одним махом исправить положение. Мое неосторожное заявление могло его подтолкнуть его сыграть "ва-банк".

Я не знаю, списывал ли на самом деле Джим или нет. Его работа не позволяла прийти к определенному выводу. Доказать, что он списал, было нельзя. Но, в принципе, мог и списать. Я предпочитаю думать что нет. Хоть Honor system и не вызывает уже моего восхищения, она безусловно эффективна. Статистика говорит сама за себя -- в Принстоне студенты практически не списывают, и если они что-то делают, то делают добросовестно, без халтуры. Так они воспитаны. О побочных эффектах судите сами.

http://kdv2005.livejournal.com/150859.html

Спициалист-на*
Группа: Модераторы
Сообщений: 8549
Добавлено: 05-12-2007 23:48
НЕПРОТИВОРЕЧИВАЯ ЭЛЕКТРОТЕХНИКА

Начало 90-х, Новгородксий Ракетно-Ядерный Колледж (ХРЯК aka Крыловка).
Идут практические занятия по электронным приборам. Занятия ведет п/п-к Жидко, человек сильно любящий свою науку и еще более любящий поизмываться над тупыми курсантами. К слову, задолбав всех на занятиях в течении семестра, на экзаменах он ставил оценки сразу же, не задавая никаких вопросов вообще — а чего спрашивать, ведь к тому времени он каждого знал как облупленного! Однако, если ты, самоуверенный нахал, хочешь получить более высокую оценку, нежели отпущено судьбой — изволь! Можешь тянуть билет, отвечать на вопрос, но ведь можешь и не ответить… Супер-игра, блин…
У доски стоит Морфий (так его называли даже незнакомые люди, очень уж внешность запоминающаяся), курсант второго курса радиотехнического факультета. Морфий был в то время поэт, писал неплохие стихи, и даже поэмы, немного напоминавшие творчество Лаэртского. Но вот с электронными приборами, да и с физикой как-то не склалось.
— Ну-с, дорогой друг, а раскажите-ка нам, как работает ламповый диод!
Как эта хреновина работает и зачем она вообще нужна Морфий понятия не имел, однако в мозгу его отложилась картинка из учебника, на котором он так недавно мирно спал. А на картинке был изображен как раз ламповый диод. Морфий уверенно рисует овал (стеклянная колба, значит), дугу сверху (катод) и палку снизу (анод).
— Вот, — говорит, — диод!
— А что-то я электрона в нем не вижу, ведь прибор-то вроде, электронный…
— А-а…, — вспоминает Морфий, на секунду задумывается и рисует жирную точку посередине и стрелочку от точки вниз, мол, вот электрон летит.
— Ну, рассказывайте!
— Вот катод (поразительно, помнит ведь как эти загогулины называются!), вот анод, вот электрон летит к аноду…
— А почему это электрон вдруг летит к аноду? — интересуется Жидко.
— Так ведь сила не него действует! — радостно вспоминает Морфий и тычет пальцем в нарисованную стрелку, радуясь, что нарисовал ее еще до вопроса.
— Сила — это хорошо, — говорит Жидко, — А что за сила?

Морфий смотрит на стрелку все пристальней и пристальней, пытаясь угадать как ее зовут, но все воспоминания уже закончились… Подумав еще немного, справа от стрелочки он пишет: mg
Группа, заинтересованно следящая за шоу, начинает сначала тихо, но все громче и громче ржать.
— А что вы смеетесь, товарищи курсанты? — с невозмутимой миной говорит Жидко. — Ведь курсант Антонов (имя Морфия в миру) прав! Электрон обладает массой? Обладает! Стало быть, на него, как и на вас, действует сила тяжести! Антонов, еще какие-нибудь силы на него действуют?
Морфий понимает, что конечно есть еще какие-то потусторонние силы, но какие???
— Никак нет, товарищ п/п-к, больше никаких!
Смех все громче.
— То есть Вы хотите сказать, — ехидно продолжает Жидко, — что электроны под действием силы тяжести осыпаются с катода на анод?
— Выходит так… — обреченно вздыхает Морфий.
Группа уже лежит.
— Отлично, товаррищ курсант! Только вот ведь незадача, электронные приборы используются и на самолетах, а они (самолеты) иногда совершают такие эволюции, что анод может оказаться выше катода. Что же делать? — вопрошает Жидко и просто любуется Морфием, который наморщил весь ум, пытаясь хоть как-то решить эту научно-техническую проблему.
Группа тоже затихла, всем интересно, что же Морфий ляпнет.
И вдруг с последних рядов раздается реплика:
— Так ведь, товарищ п/п-к, а гироскоп на что?
Жидко удовлетворенно хрюкнул, пытаясь не заржать в полный голос вместе со всеми и стал собирать в портфель свои бумажки со словами:
— Все, товарищи курсанты, мне вас учить уже нечему! Вы уже готовые инженеры, способные безо всяких знаний решить любую проблему!

Спициалист-на*
Группа: Модераторы
Сообщений: 8549
Добавлено: 05-12-2007 23:50
Йося и законы Оксфорда

Один израильтянин, будем для простоты звать его Йоси, учился в Оксфордском
университете. Университет этот весьма знаменит: тем, что существует уже более
восьмисот лет, тем, что сэр Исаак Ньютон быт там деканом физического факультета
и так далее.
Итак, сидит однажды Йоси на экзамене, который должен продолжаться шесть часов
(есть там такие экзамены, не приведи, господи). По прошествии пары часов от начала
экзамена Йоси поднимает руку и подзывает экзаменатора. Экзаменатор подходит
к Йоси (он, разумеется, считал, что Йоси желает получить какие-либо разъяснения
или просто выйти в туалет) и слышит буквально следующее:
— Господин экзаменатор, я желаю получить сейчас причитающиеся мне копчёную
телятину и пиво.
— Верно ли я понял, — спрашивает экзаменатор, — Вы говорите о копчёной телятине
и пиве?
— Да, — отвечает Йоси, — Я говорю о причитающихся мне копчёной телятине и пиве.
— Простите, — говорит экзаменатор, — но почему вы решили, что вам причитаются
телятина и пиво?
Тогда Йоси вытаскивает из сумки некий увесистый том и показывает его экзаменатору.
— Вот, — говорит Йоси, — свод законов Оксфорда со дня его основания. Есть здесь
закон от 1513 года, который гласит, что каждому экзаменующемуся более четырёх
часов причитается кусок копчёной телятины и кружка пива. И этот закон никогда
не был отменён.
Экзаменатор пытается спорить, ссылаясь на техническую невозможность выполнить
просьбу Йоси. Потом экзаменатор вызывает своего начальника и они совещаются
вдвоём. Англичане есть англичане, они зациклены на законах и там невозможно
просто так сказать «нет». !
С другой стороны, недавно принят закон, запрещающий употребление алкоголя на территории университета.
Да и с копчёной телятиной уже не так просто, как бывало.
В результате длительных переговоров стороны соглашаются на гамбургер и кока-колу.
Йоси уплетает еду и совершенно счастлив тем, что утёр нос этим спесивым и глупым бритам за их же счёт.
По прошествии нескольких дней обнаруживает Йоси в своём почтовом ящике вызов
на унивеситетский суд (там, где работают законы, бывает и суд). Йоси абсолютно
уверен, что пара старичков скажет ему «ну-ну-ну», на что он, Йоси, пообещает
впредь вести себя хорошо, и на том всё и закончиться. Он прибывает в суд. Огромный
старинный зал с колоннами, высоченным сводчатым потолком, фресками на стенах
и витражными окнами. За бесконечнам столом сидят 150 профессоров, 45 деканов,
20 ректоров, всевозможные пэры и лорды — почётные выпускники университета.
В париках и мантиях. С лицами членов инквизиции. И они вершат суд над Йоси.
И они отчисляют его из университета за нарушение закона от 1415 года, который
никогда не был отменён.
За явку на экзамен без меча.

Страницы: << Prev 1 2 3 4 5 6 7  ...... 21 22 23 24 Next>> ответить новая тема
Раздел: 
Из МИСИ в МГСУ и обратно! / Бред Сивой Кобылы / Студенческие байки

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. dwg.ru. art-exp.ru.

KXK.RU